Фонвизин Денис Иванович
читайте также:
;  Только с именем Густава-Адольфа{30} соединяется воспоминание всегопрекрасного и великого; он, в одно время защищая свободу мнений и подписываяустав Дерптского университе..
Лажечников Иван Иванович   
«Последний Новик»
читайте также:
Se ocuparian de el, como siempre. Y cual si temiera ser llamado, perdiendo en un instante el bienestar de la soledad, abandono el patio, saliendo a la calle...
Бласко Висенте Ибаньес   
«Entre naranjos»
читайте также:
Чтo былo бы здecь, ecли бы в пoлoвoдьe Дoнeц нe yнocил cвoим тeчeниeм вceгo этoгo "зoлoтa" вмecтe c oбвaлившимиcя бepeгaми кpyчи! Пocpeдинe пycтoши был вpыт кpeпкий cтoлб...
Репин Илья Ефимович   
«Далекое близкое»
        Фонвизин Денис Иванович Афоризмы и цитаты
Поиск по библиотеке:

Ваши закладки:
Обратите внимание: для Вашего удобства на сайте функционирует уникальная система установки «закладок» в книгах. Все книги автоматически «запоминают» последнюю прочтённую Вами страницу, и при следующем посещении предлагают начать чтение именно с неё.
Коррекция ошибок:
На нашем сайте работает система коррекции ошибок Orphus.
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.
На правах рекламы:


Афоризмы и цитаты:
Афоризмы:   русскоязычные;  цитаты:   русскоязычные


Русскоязычные:


—  Без знатных дел знатное состояние ничто.



—  Без ума жить худо;что ты наживешь без него?



—  Береги жену,не давай ей воли.



—  В большом свете водятся премелкие души.



—  В глазах мыслящих людей честный человек без большого чина - презнатная особа;добродетель все заменяет,а добродетели ничто заменить не может.



—  Взятки запрещать невозможно.Как решать дело даром,за одно свое жалованье?



—  Возможно ли тому статься,чтоб в книгах врали?



—  Все равно,иметь ли мужа или быть связанной.



—  Все состоит в воображении.Последуй природе,никогда не будешь беден.Последуй людским мнениям,никогда богат не будешь.



—  Всякий найдет в себе довольно сил,чтобы быть добродетельну.Надобно захотеть решительно,а там всего будет легче не делать того,за чтоб совесть угрызла.



—  В человеческом невежестве весьма утешительно считать все то за вздор,чего не знаешь.



—  Две тысячи душ и без помещечьих достоинств всегда две тысячи душ,а достоинствы без них - какие к черту достоинствы.



—  Для прихотей одного человека всей Сибири мало!



—  Женщины обыкновенно бывают целомудренны с людьми заслуженными,а с повесами редко.



—  И сам не знаю я,на что сей создан свет!



—  Как можно подумать,что Богу,который все знает,неизвестен будто наш табель о рангах?



—  Как не быть двольно сердцу,когда спокойна совесть!



—  Как судьбина мелосердна!Она старается соединить людей одного ума,олного вкуса,одного нрава.



—  Когда же то тебя так сильно изумляет
Что низка тварь корысть всему предпочитает
И к счастию бредет презренными путьми,-
Так,видно,никогда ты не не жил меж людьми.



—  Корыстолюбие делает из человека такие же чудеса,как и любовь.



—  Корыстолюбие редко любовь побеждает.



—  Ленивый боиться при деле труда,а праздный не терпит самого дела.



—  Ленивый бывает таковым больше от расположения тела,а праздный больше от расположения души.



—  Много печатного вздору у нас не оттого,что больше стало еретиков,а разве оттого,что больше стало дураков.



—  Молодой человек подобен воску.



—  Надобно,чтоб муж твой повиновался рассудку,а ты мужу,и будете оба совершенно благополучны.



—  Начинаются чины - перестает искренность.



—  Наука о развращенном человеке есть лютое оружие делать зло.Просвещение возвышает одну добродетельную душу.



—  Невежда без души - зверь.Самый мелкий подвиг ведет его во всякое преступление.



—  Не все ври,что знаешь.



—  Не имей ты к мужу своему любви,которая на дружбу походила б.Имей к нему дружбу,которая на любовь бы походила.Это будет гораздо прочнее.



—  Нельзя не любить правил добродетели.Они способны к счастью.



—  Не тот богат,который отсчитывает деньги,чтоб спрятать их в сундук,а тот,который отсчитывает у себя лишнее,чтоб помочь тому,у кого нет нужного.



—  Одно почтение должно быть лестно человеку - душевное;а душевного почтения достоин только тот,кто в чинах не по деньгам,а в знати не по чинам.



—  О Клим!дела твои велики!
Но кто хвалил тебя?Родня и две заики.



—  ООставлять богатство детям?Умны будут - без него обойдутся;а глупому сыну не в помощь богатство.Наличные деньги - не наличные достоинства.Золотой болван - все болван.



—  Прямо любочестивый человек ревнует к делам,а не к чинам;чины нередко выпрашиваются,а истинное почтение необходимо заслуживается;гораздо честнее быть без вины обойдену,нежели без заслуг пожаловану.



—  Прямую цену уму дает благонравие.Без него умный человек - чудовище.



—  Сердце человеческое есть всегда сердце, в Париже и в России:оно обмануть не может.



—  Совесть всегда,как друг,остерегает прежде,нежели как судья наказывает.



—  У кого чаще всех Господь на языке,у того черт на сердце.



—  Счастлив,кто в старости сохраняет все свои чувства.



—  Золотой болван - все болван.



—  Не усугубляй одного зла другим, ни одного дурачества другим, сильнейшим.



—  Честность есть душа супружеского согласия.



—  Цена здоровья ощущается после болезни.



—  От роду язык его не говорил да, когда душа его чувствовала нет.



—  Ты должен посвятить отечеству свой век,
Коль хочешь навсегда быть честный человек.



—  Имей сердце, имей душу, и будешь человек во всякое время.



—  Ум и наука подчиняются моде столько же, сколько сережки и пуговицы.



—  Слава Богу, что на вранье пошлин нет! Ведь куда бы какое всем нам было разорение!




Цитата из сатиры Д.И. Фонвизина. Всеобщая придворная грамматика, 1786г.


Придворная Грамматика есть наука хитро льстить языком и пером. ... Значит говорить и писать такую ложь, которая была бы знатным приятна, а льстецу полезна.

Что есть придворная, ложь? Есть выражение души подлой пред душою надменною. Она состоит из бесстыдных похвал большому барину за те заслуги, которых он не делал, и за те достоинства, которых не имеет.

Какие люди обыкновенно составляют двор? Гласные и безгласные.

Чрез гласных разумею тех сильных вельмож, кои по большей части самым простым звуком, чрез одно отверстие рта, производят уже в безгласных то действие, какое им угодно. Например: если большой барин, при докладе ему о каком-нибудь деле, нахмурясь скажет: О! - того дела вечно сделать не посмеют, разве как-нибудь перетолкуют ему об оном другим образом, и он, получа о деле другие мысли, скажет тоном, изъявляющим свою ошибку: А! - тогда дело обыкновенно в тот же час и решено. Сколько у двора бывает гласных? Обыкновенно мало: три, четыре, редко пять.

Но между гласными и безгласными нет ли еще какого рода? Есть: полугласные, или полубояре. Что есть полубоярин? Полубоярин есть тот, который уже вышел из безгласных, но не попал еще в гласные; или, иначе сказать, тот, который пред гласными хотя еще безгласный, но пред безгласными уже гласный. Что разумеешь ты чрез придворных безгласных? Они у двора точно то, что в азбуке буква ъ, то есть, сами собою, без помощи других букв, никакого звука не производят.

Что при словах примечать должно? Род, число и падеж. Что есть придворный род? Есть различие между душою мужескою и женскою. Сие различие от пола не зависит; ибо у двора иногда женщина стоит мужчины, а иной мужчина хуже бабы. Что есть число? Число у двора значит счет: за сколько подлостей сколько милостей достать можно; а иногда счет: сколькими полугласными и безгласными можно свалить одного гласного; или же иногда, сколько один гласный, чтоб устоять в гласных, должен повалить полугласных и безгласных. Что есть придворный падеж? Придворный падеж есть наклонение сильных к наглости, а бессильных к подлости. Впрочем, большая часть бояр думает, что все находятся перед ними в винительном падеже; снискивают же их расположение и покровительство обыкновенно падежом дательным.

Сколько у двора глаголов? Три: действительный, страдательный, а чаще всего отложительный.

Какие наклонения обыкновенно у двора употребляются? Повелительное и неопределенное.

Какой глагол спрягается чаще всех и в каком времени? Как у двора, так и в столице никто без долгу не живет, для того чаще всех спрягается глагол: быть должным. (Для примера прилагается здесь спряжение настоящего времени чаще всех употребительнейшего):
Я должен. Мы должны.
Ты должен. Вы должны.
Он должен. Они должны.
Спрягается ли сей глагол в прошедшем времени? Весьма редко: ибо никто долгов своих не платит. А в будущем? В будущем спряжение сего глагола употребительно: ибо само собою разумеется, что всякий непременно в долгу будет, если еще не есть.

- А ты, скот, подойди поближе. Не говорила ль я тебе, воровская харя, чтоб ты кафтан пустил шире. Дитя, первое, растет, другое, дитя и без узкого кафтана деликатного сложения. Скажи, болван, чем ты оправдаешься? - (г-жа Простакова)
- Да ведь я, сударыня, учился самоучкой. Я тогда же вам докладывал: ну да извольте отдавать портному. - (Тришка; портной)
- Так разве необходимо надобно быть портным, чтобы уметь сшить кафтан хорошенько. Экое скотское рассуждение! - (г-жа Простакова)
- Да ведь портной-то учился, сударыня, а я нет. - (Тришка)
- Еще он же и спорит. Портной учился у другого, другой у третьего, да первоет портной у кого же учился? Говори, скот. - (г-жа Простакова)
- Да первоет портной, может быть, шил хуже и моего. - (Тришка)


Где государь мыслит, где знает он, в чем его истинная слава, там человечеству не могут не возвращаться его права. Там все скоро ощутят, что каждый должен искать своего счастья и выгод в том одном, что законно, и что угнетать рабством себе подобных беззаконно. - (Стародум)

Великий государь есть государь премудрый. Его дело показать людям прямое их благо. Слава премудрости его та, чтоб править людьми, потому что управляться с истуканами нет премудрости. Крестьянин, который плоше всех в деревне, выбирается обыкновенно пасти стадо, потому что немного надобно ума пасти скотину. Достойный престола государь стремится возвысить души своих подданных. - (Стародум)

Сколь великой душе надобно быть в государе, чтобы стать на стезю истины и никогда с нее не совращаться! Сколько сетей расставлено к уловлению души человека, имеющего в руках своих судьбу себе подобных! И, во-первых, толпа скаредных льстецов всеминутно силится уверять его, что люди сотворены для него, а не он для людей. - (Стародум)

Льстец есть тварь, которая не только о других, ниже о себе хорошего мнения не имеет. Все его стремления к тому, чтоб сперва ослепить ум у человека, а потом делать из него, что ему надобно. Он ночной вор, который сперва свечу погасит, а потом красть станет. - (Стародум)

- Несчастиям людским, конечно, причиною собственное их развращение; но способы сделать людей добрыми... - (Правдин)
- Они в руках государя. Как скоро все видят, что без благонравия никто не может выйти в люди; что ни подлой выслугой и ни за какие деньги нельзя купить того, чем награждается заслуга; что люди выбираются для мест, а не места похищаются людьми, тогда всякий находит свою выгоду быть благонравным и всякий хорош будет. - (Стародум)
- Справедливо. Великий государь дает... - (Правдин)
- Милость и дружбу тем, кому изволит; места и чины тем, кто достоин. - (Стародум)


- Чтоб в достойных людях не было недостатку, прилагается ныне особливое старание о воспитании. .. - (Правдин)
- Оно и должно быть залогом благосостояния государства. Мы видим все несчастные следствия дурного воспитания. Ну что для отечества может выйти из Митрофанушки, за которого невежды-родители платят еще и деньги невеждам-учителям? Сколько дворян-отцов, которые нравственное воспитание сынка своего поручают своему рабу крепостному! Лет через пятнадцать и выходят вместо одного раба двое, старый дядька да молодой барин. - (Стародум)


Я желал бы, чтобы при всех науках не забывалась главная цель всех знаний человеческих - благонравие. Верь мне, что наука в развращенном человеке есть лютое оружие делать зло. Просвещение возвышает одну добродетельную душу. Я хотел бы, например, чтоб при воспитании сына знатного господина наставник его всякий день разогнул ему Историю и указал ему в ней два места: в одном, как великие люди способствовали благу своего отечества; в другом, как вельможа недостойный, употребивший во зло свою доверенность и силу, с высоты пышной своей знатности низвергся в бездну презрения и поношения. - (Стародум)

Знаю, знаю, что человеку нельзя быть ангелом. Да не надобно быть и чортом. - (Стародум)

Век живи, век учись, друг мой сердешный! - (г-жа Простакова Митрофану)

Имей сердце, имей душу, и будешь человек во всякое время. На все прочее мода: на умы мода, на знания мода, как на пряжки, на пуговицы. (...) Без нее (без души) просвещеннейшая умница - жалкая тварь. (С чувством.) Невежда без души - зверь. - (Стародум)


- Взяв отставку, приехал я в Петербург. Тут слепой случай завел меня в такую сторону, о которой мне отроду и в голову не приходило. (...) Меня взяли ко двору. - (Стародум)
- Как же вам эта сторона показалась? - (Правдин)
- Любопытна. Первое показалось мне странно, что в этой стороне по большой прямой дороге никто почти не ездит, а все объезжают крюком, надеясь доехать поскорее. - (Стародум)
- Хоть крюком, да просторна ли дорога? - (Правдин)
- А такова-то просторна, что двое, встретясь, разойтиться не могут. Один другого сваливает, и тот, кто на ногах, не поднимает уже никогда того, кто на земи. - (Стародум)
- Так поэтому тут самолюбие... - (Правдин)
- Тут не самолюбие, а, так назвать, себялюбие. Тут себя любят отменно; о себе одном пекутся; об одном настоящем часе суетятся. Ты не поверишь: я видел тут множество людей, которым во все случаи их жизни ни разу на мысль не приходили ни предки, ни потомки. - (Стародум)
- Но те достойные люди, которые у двора служат государству... - (Правдин)
- О! те не оставляют двора для того, что они двору полезны, а прочие для того, что двор им полезен. Я не был в числе первых и не хотел быть в числе последних. - (Стародум)


От двора выживают двумя манерами. Либо на тебя рассердятся, либо тебя рассердят. Я не стал дожидаться ни того, ни другого. Рассудил, что лучше вести жизнь у себя дома, нежели в чужой передней. - (Стародум)


- Итак, вы отошли от двора ни с чем? - (Правдин)
- Как ни с чем? Табакерке цена пятьсот рублев. Пришли к купцу двое. Один, заплатя деньги, принес домой табакерку. Другой пришел домой без табакерки. И ты думаешь, что другой пришел домой ни с чем? Ошибаешься. Он принес назад свои пятьсот рублев целы. Я отошел от двора без деревень, без ленты, без чинов, да мое принес домой неповрежденно, мою душу, мою честь, мои правила. - (Стародум)
- С вашими правилами людей не отпускать от двора, а ко двору призывать надобно. - (Правдин)
- Призывать? А зачем? - (Стародум)
- За тем, за чем к больным врача призывают. - (Правдин)
- Мой друг! Ошибаешься. Тщетно звать врача к больным неисцельно. Тут врач не пособит, разве сам заразится. - (Стародум)


А кто богат? Да ведаешь ли ты, что для прихотей одного человека всей Сибири мало! Друг мой! Все состоит в воображении. Последуй природе, никогда не будешь беден. Последуй людским мнениям, никогда богат не будешь. - (Стародум)


Оставлять богатство детям! В голове нет. Умны будут, без него обойдутся; а глупому сыну не в помощь богатство. Видал я молодцов в золотых кафтанах, да с свинцовой головою. Нет, мой друг! Наличные деньги - не наличные достоинства. Золотой болван* (* статуя) - все болван. - (Стародум)


- Со всем тем мы видим, что деньги нередко ведут к чинам, чины обыкновенно к знатности, а знатным оказывается почтение. - (Правдин)
- Почтение! Одно почтение должно быть лестно человеку - душевное; а душевного почтения достоин только тот, кто в чинах не по деньгам, а в знати не по чинам. - (Стародум)


Так веселым пирком, да за свадебку. - (г-н Скотинин; брат г-жи Простаковой)


- Ты хоть для виду поучись... - (г-жа Простакова)
- Ну! А там что? - (Митрофан; сын г-жи Простаковой, недоросль)
- А там и женишься. - (г-жа Простакова)
- Слушай, матушка, я те потешу. Поучусь; только чтоб это был последний раз и чтоб сегодни ж быть сговору. - (Митрофан)
- Придет час воли божией! - (г-жа Простакова)
- Час моей воли пришел. Не хочу учиться, хочу жениться. - (Митрофан)


- Ну! Давай доску, гарнизонная крыса! Задавай, что писать. (...) Задавай же зады, поворачивайся. - (Митрофан; сын г-жи Простаковой, недоросль)
- Все зады, ваше благородие. Ведь с задами-то век назади останешься. - (Цыфиркин; отставной сержант, учитель математики)
- Не твое дело, Пафнутьич. Мне очень мило, что Митрофанушка вперед шагать не любит. С его умом, да залететь далеко, да и боже избави! - (г-жа Простакова)


- Задача. Изволил ты, на приклад* (* например), итти по дороге со мною. Ну, хоть возьмем с собою Сидорыча. Нашли мы трое... - (Цыфиркин; отставной сержант, учитель математики)
- Трое. - (Митрофан; сын г-жи Простаковой, недоросль)
- На дороге, на приклад же, триста рублей. - (Цыфиркин)
- Триста. - (Митрофан)
- Дошло дело до дележа. Смекни-тко, по чему на брата? - (Цыфиркин)
- Единожды три - три. Единожды нуль - нуль. Единожды нуль - нуль. - (Митрофан)
- Что, что, до дележа? - (г-жа Простакова)
- Вишь триста рублей, что нашли, троим разделить. - (Митрофан)
- Врет он, друг мой сердечный. Нашед деньги, ни с кем не делись. Все себе возьми, Митрофанушка. Не учись этой дурацкой науке. - (г-жа Простакова)


- Пиши, ваше благородие. За ученье жалуете мне в год десять рублей. - (Цыфиркин; отставной сержант, учитель математики)
- Десять. - (Митрофан; сын г-жи Простаковой, недоросль)
- Теперь, правда, не за что, а кабы ты, барин, что-нибудь у меня перенял, не грех бы тогда было и еще прибавить десять. (...) Сколько бы ж на год? - (Цыфиркин)
- Нуль да нуль - нуль. Один да один... - (Митрофан)
- Не трудись по-пустому, друг мой! Гроша не прибавлю; да и не за что. Наука не такая. Лишь тебе мученье, а все, вижу, пустота. Денег нет - что считать? Деньги есть - сочтем и без Пафнутьича хорошохонько. - (г-жа Простакова)


- Люди не одному богатству, не одной знатности завидуют: и добродетель также своих завистников имеет. Они всею силою стараются развратить невинное сердце, чтобы унизить его до себя самих. - (Стародум)
- Возможно ль, дядюшка, чтоб были в свете такие жалкие люди, в которых дурное чувство родится точно от того, что есть в других хорошее. Добродетельный человек сжалиться должен над такими несчастными. - (Софья; племянница Стародума)
- Они жалки, это правда; однако для этого добродетельный человек не перестает итти своей дорогой. Подумай ты сама, какое было бы несчастье, ежели б солнце перестало светить для того, чтоб слабых глаз не ослепить? - (Стародум)
- Да скажите же мне, пожалуйте, виноваты ли они? Всякий ли человек может быть добродетелен? - (Софья)
- Поверь мне. Всякий найдет в себе довольно сил, чтоб быть добродетельну. Надобно захотеть решительно, а там всего будет легче не делать того, за что б совесть угрызала. - (Стародум)
- Кто ж остережет человека, кто не допустит до того, за что после мучит его совесть? - (Софья)
- Кто остережет? Та же совесть. Ведай, что совесть, как друг, всегда остерегает прежде, нежели как судья наказывает. - (Стародум)


- Мне казалось, дядюшка, что все люди согласились, в чем полагать свое счастье. Знатность, богатство. - (Софья; племянница Стародума)
- Так, мой друг! И я согласен назвать счастливым знатного и богатого. Да сперва согласимся, кто знатен и кто богат. У меня мой расчет. Степени знатности рассчитаю я по числу дел, которые большой господин сделал для отечества, а не по числу дел, которые нахватал на себя из высокомерия; не по числу людей, которые шатаются в его передней, а по числу людей, довольных его поведением и делами. Мой знатный человек, конечно, счастлив. Богач мой тоже. По моему расчету, не тот богат, который отсчитывает деньги, чтоб прятать их в сундук, а тот, который отсчитывает у себя лишнее, чтоб помочь тому, у кого нет нужного. (...) Без знатных дел знатное состояние ничто. - (Стародум)

А разве тот счастлив, кто счастлив один? Знай, что, как бы он знатен ни был, душа его прямого удовольствия не вкушает. Вообрази себе человека, который бы всю свою знатность устремил на то только, чтоб ему одному было хорошо, который бы и достиг уже до того, чтоб самому ему ничего желать не оставалось. Ведь тогда вся душа его занялась бы одним чувством, одною болезнию: рано или поздно сверзиться. Скажи ж, мой друг, счастлив ли тот, кому нечего желать, а есть чего бояться? - (Стародум)


- Должность! Как это слово у всех на языке и как мало его понимают! Всечасное употребление этого слова так нас с ним ознакомило, что, выговоря его, человек ничего уже не мыслит, ничего не чувствует. Если б люди понимали его важность, никто не мог бы вымолвить его без душевного почтения. Подумай, что такое должность. Это тот священный обет, которым обязаны мы всем тем, с кем живем и от кого зависим. Если б так должность исполняли, как об ней твердят, всякое состояние людей осталось бы при своем любочестии и было бы совершенно счастливо. Дворянин, например, считал бы за первое бесчестие не делать ничего, когда есть ему столько дела: есть люди, которым помогать; есть отечество, которому служить. Тогда не было б таких дворян, которых благородство, можно сказать, погребено с их предками. Дворянин, не достойный быть дворянином, - подлее его ничего на свете не знаю. Что сказал я о дворянине, распространим теперь вообще на человека. У каждого свои должности. Посмотрим, как они исполняются, каковы, например, большею частию мужья нынешнего света, не забудем, каковы и жены. Возьмем в пример несчастный дом, каковых множество, где жена не имеет никакой сердечной дружбы к мужу, ни он к жене доверенности; где каждый с своей стороны своротили с пути добродетели. Вместо искреннего и снисходительного друга, жена видит в муже своем грубого и развращенного тирана. С другой стороны, вместо кротости, чистосердечия, свойств жены добродетельной, муж видит в душе своей жены одну своенравную наглость, а наглость в женщине есть вывеска порочного поведения. Оба стали друг другу в несносную тягость. Оба ни во что уже ставят доброе имя, потому что у обоих оно потеряно. Можно ль быть ужаснее их состояния? Дом брошен. Люди забывают долг повиновения, видя в самом господине своем раба гнусных страстей его. Имение расточается: оно сделалось ничье, когда хозяин его сам не свой. Дети, несчастные их дети, при жизни отца и матери уже осиротели. Отец, не имея почтения к жене своей, едва смеет их обнять, едва смеет отдаться нежнейшим чувствованиям человеческого сердца. Невинные младенцы лишены также и горячности матери. Она, не достойная иметь детей, уклоняется их ласки, видя в них или причины беспокойств своих, или упрек своего развращения. И какого воспитания ожидать детям от матери, потерявшей добродетель? Как ей учить их благонравию, которого в ней нет? В минуты, когда мысль их обращается на их состояние, какому аду должно быть в душах и мужа, и жены! - (Стародум)


При нынешних супружествах редко с сердцем советуют. Дело о том, знатен ли, богат ли жених? Хороша ли, богата ли невеста? О благонравии вопросу нет. Никому и в голову не входит, что в глазах мыслящих людей честный человек без большого чина - презнатная особа; что добродетель все заменяет, а добродетели ничто заменить не может. (...) Только, пожалуй, не имей ты к мужу своему любви, которая на дружбу походила б. Имей к нему дружбу, которая на любовь бы походила. Это будет гораздо прочнее. Тогда после двадцати лет женитьбы найдете в сердцах ваших прежнюю друг к другу привязанность. Муж благоразумный! Жена добродетельная! Что почтеннее быть может! Надобно, мой друг, чтоб муж твой повиновался рассудку, а ты мужу, и будете оба совершенно благополучны... - (Стародум)


Мне кажется, храбрость сердца доказывается в час сражения, а неустрашимость души во всех испытаниях, во всех положениях жизни. И какая разница между бесстрашием солдата, который на приступе отваживает жизнь свою наряду с прочими, и между неустрашимостию человека государственного, который говорит правду государю, отваживаясь его прогневать. Судья, который, не убояся ни мщения, ни угроз сильного, отдал справедливость беспомощному, в моих глазах герой. Как мала душа того, кто за безделицу вызовет на дуэль, перед тем, кто вступится за отсутствующего, которого честь при нем клеветники терзают! - (Милон)


- Это грамматика. Что ж вы в ней знаете? - (Правдин Митрофану)
- Много. Существительна да прилагательна... - (Митрофан; сын г-жи Простаковой, недоросль)
- Дверь, например, какое имя: существительное или прилагательное? - (Правдин)
- Дверь? Котора дверь? - (Митрофан)
- Котора дверь! Вот эта. - (Правдин)
- Эта? Прилагательна. - (Митрофан)
- Почему ж? - (Правдин)
- Потому что она приложена к своему месту. Вон у чулана шеста неделя дверь стоит еще не навешена: так та покамест существительна. - (Митрофан)
- Так поэтому у тебя слово дурак прилагательное, потому что оно прилагается к глупому человеку? - (Стародум Митрофану)


- Как, батюшка, назвал ты науку-то? - (г-жа Простакова Правдину)
- География. - (Правдин)
- Слышишь, еоргафия. - (г-жа Простакова Митрофану)
- Да что такое! Господи боже мой! Пристали с ножом к горлу. - (Митрофан; сын г-жи Простаковой, недоросль)
- И ведомо, батюшка. Да скажи ему, сделай милость, какая это наука-то, он ее и расскажет. - (г-жа Простакова Правдину)
- Описание земли. - (Правдин)
- А к чему бы это служило на первый случай? - (г-жа Простакова Стародуму)
- На первый случай сгодилось бы и к тому, что ежели б случилось ехать, так знаешь, куда едешь. - (Стародум)
- Ах, мой батюшка! Да извозчики-то на что ж? Это их дело. Это-таки и наука-то не дворянская. Дворянин только скажи: повези меня туда, свезут, куда изволишь. Мне поверь, батюшка, что, конечно, то вздор, чего не знает Митрофанушка. - (г-жа Простакова)
- О, конечно, сударыня. В человеческом невежестве весьма утешительно считать все то за вздор, чего не знаешь. - (Стародум)


Без наук люди живут и жили. Покойник батюшка воеводою был пятнадцать лет, а с тем и скончаться изволил, что не умел грамоте, а умел достаточек нажить и сохранить. Челобитчиков принимал всегда, бывало, сидя на железном сундуке. После всякого сундук отворит и что- нибудь положит. То-то эконом был! Жизни не жалел, чтоб из сундука ничего не вынуть. Перед другим не похвалюсь, от вас не потаю, покойник-свет, лежа на сундуке с деньгами, умер, так сказать, с голоду. А! Каково это? - (г-жа Простакова)






Тем временем:

... стр. 4}; Казань хотя отыгрывалась еще от великого
ловчего {Прим. стр. 4}, но отыгрывалась, как волчица, которой некуда утечь;
уделы сплавлены и выкованы в один могучий особняк, и тот, кто все это
сотворил, первый из русских властителей воплотил в себе идею царя.
Однако ж 27 октября 1505 года изукрашенная им Москва готовилась не к
радостному, а печальному торжеству. Иоанн, изнемогая и духом и телом, лежал
на смертном одре. Он забывал свои подвиги, он помнил только грехи свои и
каялся в них.
Было время к вечеру. В храмах горели одинокие лампады; сквозь слюду и
пузыри окон светились в домах огни, зажженные верою или нуждою. Нигде
народная любовь не теплила их, потому что народ не понимал заслуг Великого и
не любил его за нововведения. В одном углу казенного двора черная изба
позднее других домов осветилась слабым огоньком. На пузырную оболочку окна
ее железная решетка с ершами отбросила клетчатую тень, которую, однако ж,
пестрила точка, то блестящая, как искра, то вьющая струю пара. Знать, узник
провертел отверстие в пузыре, чтобы, украдкою от своего сторожа, глядеть на
свет божий.
Это была тюрьма, и в ней на этот раз томился молодой узник. Ему
казалось не больше двадцати лет. Так молод! Какие же ранние преступления
могли привести его сюда? По лицу его не веришь этим преступлениям, не
веришь, чтобы бог создал такую обманчивую наружность. Так пригож и
благовиден, что, кажется, ни один черный помысел не пробежит по спокойному
челу, ни одна страсть не заиграет в его глазах, исполненных любви к ближнему
и безмятежной грусти. И между тем статен, величав; как встрепенется из
дремоты своей, как тряхнет черными кудрями, виден забывшийся господин, а не
раб. Руки его белы, нежны, словно женские. На косом вороте рубашки горит
изумрудная запонка; в сырой закопченной избе на широком прилавке пуховик, с
изголовьем из мисюрской камки {Прим. стр. 5} и с шелковым одеялом, а подле
постели ларец из белой кости филиграновой работы...

Лажечников Иван Иванович   
«Басурман»





Фонвизин Денис Иванович:

«Лисица-Кознодей»

«Бригадир»

«Наставление дяди своему племяннику»

«Всеобщая придворная грамматика»

«Вопросы (в сокращении)»


Все книги



Другие ресурсы сети:

Джулиан Барнс

Василий Андреевич Жуковский

Полный список электронных библиотек, созданных и поддерживаемых под эгидой Российской Литературной Сети представлен на страницах соответствующих разделов веб-сайта Rulib.net





Российская Литературная Сеть

© 2003-2016 Rulib.NET
Координатор проекта: Российская Литературная Сеть, Администратор сайта: Василий Новиков. Сайт работает под управлением системы "Электронный Библиотекарь" 4.7

Правовая информация: если Вы являетесь автором и/или правообладателем любых из представленных на страницах нашей библиотеки произведений, и возражаете против их нахождения в открытом доступе - сообщите нам по адресу copyright@rulib.net и мы немедленно удалим указанные работы.

Информация о литературной сети
Принять участие в проекте


Администратор сайта и координатор проекта не несут ответственности за содержание рекламных материалов и информации, размещаемой посетителями, однако принимают все необходимые и достаточные меры для контроля. Перепечатка материалов сервера возможна лишь при обязательном условии ссылки на ресурс /, с указанием автора материала и уведомлением администрации ресурса о дате и месте размещения.
При поддержке "Библиотеки зарубежной фантастики и фэнтези"